Традиции плетения индейских мандал ojos de dios, статьи, мастер-классы, обучение от Анны Фениной - основательницы плетения мандал в России

Обережный мир Анны Фениной

23.10.2014

Имя Анны Фениной известно и в Санкт-Петербурге, и в Москве тем, кто ищет свою дорогу в жизни, кто хочет сам строить свою жизнь. Предлагаемый Анной путь... ...можно назвать как вполне традиционным, так и нетрадиционным вовсе: она предлагает сделать первый шаг к себе с помощью... рукоделия, но не простого, а обережного, которому может обучить каждого желающего в Школе обережного рукоделия. Анна -руководитель этой удивительной школы, объединяющей людей, интересующихся и занимающихся традиционными народными ремёслами. Анна не только умеет строить Обережный Мир, но и помогает другим ощутить его дыхание: её плетёные индейские мандалы украшают интерьеры гостиных, офисов, кафе, квартир и в России, и за её пределами. Её обережные куколки радуют и верно служат своим взрослым и маленьким подружкам - и мамам, и дочкам.

Анна  - это солнечный лучик, это переливчатый серебристый голос, это многоцветные узоры её мандал, это сотворённая ею волшебная сумочка, из которой каждый, зашедший на огонёк в Школу Обережного Рукоделия, достаёт для себя предсказания на день, это таинственное пламя свечи, это тайна сказки, которая как-то очень просто уживается с былью, это изящество Вечной Женственности, струящееся в её жестах, интонациях, во взгляде и в той ауре тепла, покоя, уюта, мягкости, желания находиться в этой атмосфере, которую она распространяет вокруг себя. Это тайна, которая очень тесно уживается с явью, перетекает в явь, это явь, которая наполняется Тайной, - словом, Анна не просто олицетворяет собою воплощающуюся мечту, она может этому научить вас. Стоит только захотеть и протянуть руку.

Анна, расскажите пожалуйста, что такое Обережный мир и как он творится?

Он уже сотворён… А как? Нашими руками. На каждом занятии в Школе обережного рукоделия я рассказываю, что рукоделие – это всё, что мы можем делать и делаем руками. Правда, почему-то принято считать, что сюда относятся только вышивка, плетение, вязание… Есть такой стереотип восприятия нескольких популярных техник. Но, скажите, а массаж, который мы делаем любимому человеку, разве это не рукоделие?! А волосы – когда мы их расчёсываем, делаем причёску, заплетаем косы – разве не рукоделие? А приготовление пищи?

Изумительный подход, Анна! Каким живым становится мир!

Я иногда размышляю, что, если бы Бог хотел, чтобы мы были только там – высоко – он бы не дал нам инструмента, которым мы может воздействовать на грубый мир. И если нам даны руки, то мы можем научиться делать ими удивительные вещи. С рукоделием, наверное, понятно, а «обережное», «обережный» - это от слова «оберег», это всё то, что нас защищает, оберегает. Разве не одно из предназначений Женщины – хранить очаг?! А очаг – это, собственно говоря, тот огонёк, откуда проявляется род, где рождаются дети, куда, скажем так, после охоты на мамонта возвращается Мужчина. Это то место, где гость приходящий может отдохнуть, набраться сил и поверить в себя заново, как и в то, во что он уже давно не верит. Мне хочется, чтобы это снова стало традицией. И поэтому обережное рукоделие – это способ, вернее, один из способов, а главное – приятных, не только женщине поверить в себя и научиться что-то делать, но и сделать шаг к внутренней Женщине. Это очень просто, это интересно всем, а вот, например, если бы я придумала, например, какую-нибудь «Школу возрождения женственных женщин» по всей стране, то меня вряд ли бы кто-то вообще понял…

А каков первый шаг женщины к самой себе?



Я думаю, что женщина должна делать то, что ей нравится: рассаживать цветы, играть с ребёнком, рисовать… Она начинает смягчаться. Это первый шаг, и очень важный. Я думаю, что это не просто важно, это категорически необходимо, чтобы женщина занималась тем, что ей нравится. Это её долг перед собой. Ведь от женщины зависит многое, - прежде всего, её собственное самочувствие. Ну а дальше.. Вы, наверное, слышали поговорку: если счастлива женщина, то счастлива семья, а если женщина несчастна, то и в семье не всё ладно. Ну а дальше, что за семьёй стоит…

Ну если брать совсем глубоко – то и род.. И народ… И Родина


А если ещё шире брать, то так и до планеты можно добраться. Менять мир – задача мужчины, и ему нравится это делать, но если не будет женщины в тылу, то он, наверное, начнёт безобразничать напропалую, не зная кому посвящать свои победы. Когда женщина пробует сделать этот шаг к самой себе, что-то кардинально меняется. Вектор. И рукоделие в этом смысле мне нравится ещё и тем, что не только происходит какая-то работа - в мыслях, над собой, но и та работа, в результате которой женщина уносит с собой потрясающую вещь, сделанную её же руками. 

- Но эта вещь… особая…

В принципе, что здесь особенного: тряпки, лоскутки, бусины…

- Особенное, наверное, то, что закладывается в эту вещь…

Да. Многие люди считают – мне кажется, что это не совсем верно – что оберег или талисман наделены какой-то силой извне.

На самом деле это наша сила, возможно, даже большая, чем мы думали, когда вкладывали её в оберег. Это Сила откуда-то из глубины. Вообще единственно возможная сила, которая может быть в обереге – это любовь, с разных букв, под разными ракурсами. Всё остальное, как мне кажется, это не оберег…

- Тот образ, который закладывается в обережную вещь – самая сложная часть в обучении?

Несомненно.

- А что для Вас тот образ, который Вы закладываете в свою работу? 

Это Сила, это Суть, которые не иссякают, если понять, что Любовь – это неизменная часть себя, что это – неиссякаемый источник… Просто в сегодняшней жизни он часто замусорен всякой ерундой – телевизором, радио, любым негативом… Причём почему-то стало модно меряться кучами этого мусора, сравнивать, у кого этот мусор круче, у кого он разнообразнее. А ведь, если человек всё же доберётся до главного, всё становится намного интереснее. И проще.

- Проще? Знаете, Анна, с одной стороны, это так, а с другой… Я столкнулась с тем, что объяснить, что такое образ – не так просто, а вот когда это сопряжено с чем-то, что делается руками, возникает иной уровень понимания. Истоки его, как мне кажется, - в древнем-древнем знании, которое у нас есть, и оно просто просыпается в тот момент, когда рождается образ и одновременно с этим вывязывается узелочек. Всё вместе даёт какой-то неожиданный эффект.


Насчёт эффекта… Некоторые люди любят обережное рукоделие прежде всего потому, что некие вещи исполняют некие желания. И когда люди что-то делают руками и что-то у них получается, они задаются вопросом: как, каким образом это произошло. Я долго думала над этим, и нашла такой ответ. Мечта исполняется, когда мы её отпускаем. А пока мы её обдумываем – ночами, днями – мы её лепим, в руках держим…И удивительная вещь происходит – мандала это, или кукла, что угодно: человек плетёт свою мечту, своё желание, заканчивает, последний узелок завязывает… «О!» - уже готово. И вот в момент этого самого «О!» что-то происходит, я не знаю что… Но уже после этого мечта человека не так преследует, как будто ниточку у шарика обрезали, и он полетел…

-Всё зависит от того, на что мы настроены, чего мы хотим по-настоящему?

Человек в принципе – это не то, каким он родился, а то, каким он себя сделал и каким хочет стать. Всё начинается с того, что внутри тебя. Знаете, чем отличается миссия от предназначения? Предназначение – это то, ради чего человек пришёл на Землю, а миссия – это то, как он в данный момент понимает своё предназначение. 

Над этим можно подумать, и вообще-то я не исключаю и того, что однажды утром я проснусь и пойму, что всё, что я делаю – это не так, и всё нужно делать иначе… Но вообще, если направление, если вектор выбран правильно, то человек пойдёт дальше по пути развития, если же нет, то шаг влево, шаг вправо ничего не изменят. Надо искать, вектор, ту точку, которая где-то ТАМ, и она не должна быть конечной. Не надо себя ограничивать, цель должна быть объёмной, а не застывшей, жёсткой… Человек ведь меняется, и его цель, его мечта может изменяться и расти вместе с ним…

-Всё зависит от выбора и цели?

От выбора – да. У меня была в жизни такая история. Я с трёхлетнего возраста пишу стихи, во всяком случае первый опус написала в 3 года, очень странный и патетичный для такого маленького ребёнка. А потом – потом я писала стихи, сюжетом которых были героические подвиги и героическая гибель героев, и всё это в очень таких красивых обрамлениях, скажем, средних веков, античности. И знаете, в какой-то момент осознаю, что не буду писать больше грустные стихи, потому что они ничего не меняют вокруг и не вдохновляют людей на изменения к лучшему. Это был сложный период, я года два не писала ничего. Негативного уже писать не хотела, а позитивного уже писать не могла.

-Знаете, Анна, для меня самой стихи всегда были способом самопознания и способом познания мира, и то, о чём Вы рассказываете: стихи как способ влияния на людей - для меня поразительно, Вы же были тогда ещё очень юны…
Стихами можно влиять на людей, и очень сильно. Я сама помню такой случай. Мы только начали встречаться с будущим мужем, и я на что-то очень рассердилась, у меня были такие пессимистичные мысли, и я прочитала чьё-то стихотворение, настолько чистое, о такой чистой любви, и вдруг меня осенило: всё, на что я обижаюсь –такая ерунда. Я позвонила, мы поговорили, и всё стало нормально. Я хочу писать такие стихи. Я хочу писать стихи – если вообще уж их писать – такие, которые бы каждого могли подвигнуть задуматься: чем ты занимаешься… Вообще-то я сейчас уже не так категорична, как раньше, когда мне казалось, что вообще не должно быть негативных стихов, или даже таких, со светлой грустью, но сейчас я думаю, что просто сама не хочу писать об этой самой светлой грусти…

-Анна, чего бы Вам ещё хотелось, расскажите, пожалуйста, если можно...



Ну… с обережным рукоделием я ничего не боюсь. Мне нравится, как я живу сейчас, и когда мне перестанет чего-то хотеться, это, наверное, будет конец… 
Прежде всего, я хочу, чтобы постепенно мой муж, так же, как я, смог стать более свободным человеком, смог реализовать себя в том, что он называет своим предназначением. Он очень мужественно поступает, продолжая работать, поддерживая меня…

-Вы благодаря его поддержке смогли реализовать свой проект?

Cейчас уже я могу реализовывать его самостоятельно, но поначалу, если бы он меня не поддерживал, было бы сложно. Пришлось бы немножечко повоевать. Благодаря мужу, я три или четыре месяца я просто сидела дома и думала, как воплотить то, что зреет во мне, и не просто как воплотить, а даже как это называется. Это замечательное помещение, в котором мы с Вами разговариваем, не сразу появилось. Поначалу было только жгучее желание рассказать людям, как может быть, как они могут жить, и это удивительно, но люди откликались, люди приходили, и что за потрясающие люди! Они стали моими близкими подругами, и я очень ценю и уважаю каждую из них. Я бы никогда их не узнала, если бы не было этого периода. Это я воспринимаю как подарок за в какой-то момент правильно сделанный выбор.

- И, возможно, за мужество, проявленное при этом выборе, потому что часто такой шаг сделать непросто.

Это вообще всё непросто, с одной стороны. А с другой – оно того стоит. Можно чуть выше смотреть, не с уровня событий, а чуть выше, тогда видны закономерности, видны подъёмы и спуски. Даже когда занимаешься любимым делом, даже при этом образе жизни, бывают и высшие, и низшие точки, бывает не совсем просто… 

-А начиналось всё с чего, с мандал?

Началось-то всё, пожалуй, с кукол. Даже странно сказать, что началось, просто это всё впитывалось потихоньку, а когда я стала готова людям это рассказать, оказалось, что у меня много навыков разных ремёсел из разных редких традиций. И поэтому то, с чего начиналась Школа Обережного рукоделия, это обзорный курс «Обереги мира», там были обереги и индейцев, и финно-угров, и славян, и скандинавов. Туда входили и куклы, и ловцы снов, всё, что имело там свои истоки, всё то, что можно было сделать не только руками, но и мыслями. Но самая большая моя любовь, конечно, мандалы.

-У кого Вы учились?

- Я училась у женщины, которая по крови была индеанкой из племени Уичоль ( это племя, проживающее в Мексике)... Это долгая история, там было много знаков, совпадений. Она оказалась в наших краях вместе с сыном и мужем, они каким-то образом - по финно-угорским - связям попали к нам из Финляндии.

-Она сама нашла Вас?

Да. Это было в 1999 году, в летнем лагере. Я училась у неё всю лагерную смену, каждый день, причём знания мне передавались очень смешно: на невообразимой смеси языков, жестами, что-то она показывала, а иногда мы просто смотрели друг другу в глаза, я чувствовала, что что-то происходит, но маленькая была, не понимала – как это называется… А сейчас бывают такие случаи: делаю что-нибудь, не знаю как что-то сделать – и вдруг внутри и ответ рождается, и объяснение этого ответа… Я думаю, что эта замечательная женщина умела многое без слов передавать… Причём, я чётко знаю: где моя догадка, а где – то, что я знала раньше. 
Правда, я не сразу поняла, что это – мой способ…

-Самовыражения?

Нет, больше. Это мой способ управлять событиями вокруг меня, касающимися меня. Мандала – это спираль, всё плетение – это ниточка, идущая по спирали от центра. 

- Она не прерывается?

В идеале – нет. Они связываются в одну ниточку, и в идеале получается непрерывная нить. Существует огромное количество типов мандал – образная, образно-повествовательная, и другие, и для каждой существует свой тип и свои правила плетения. Одно время я совсем обленилась, и если у меня случалась какая-то сложность во внешнем мире, я просто просыпалась, брала ниточки, плела какую нужно мандалу и наблюдала за тем, как это работает. Сейчас я, конечно, я стараюсь активнее принимать участие в разрешении некоторых вопросов, хотя в принципе, думаю, этот способ тоже хорошо помогает во многих случаях.

- Анна, а Ваши мандалы начинают жить своей жизнью?

Ещё как! Но они хорошей жизнью живут, и они мне никогда хлопот не доставляли. Вообще мандалы ведут себя как люди…Дома у меня лежит стопища мандал, которые никогда не будут сфотографированы и не будут показаны. Это либо мои личные мандалы, либо сделанные для моего пространства, либо те, которые я плела в помощь другим людям. Мне кажется, не всё из сокровенного стоит озвучивать и запечатлевать. Если бы у меня была возможность, я бы просто делала мандалы и дарила их тем, кому мне хочется.

-Они Вам иногда своё что-то диктуют?

Конечно. Но часто это зависит ещё и от типа мандалы. Если я плету мандалу конкретную, например, образно-повествовательную, когда текст закладывается последовательно в последовательность узоров, в ширину полос, то там в принципе нет вариантов… Я люблю совершенствовать новые типы, на освоение идеальной работы, формы уходит примерно полгода, год. Есть, например, такой тип – интуитивная мандала, это когда завязываются глаза, раскладывается всё необходимое для работы, задаётся внутренний вопрос: для чего нужна мандала – например, она может быть нужна для исцеления, для помощи в нахождении ответа на вопрос – и далее начинается собственно работа, при этом глаза, естественно, остаются закрытыми. Это, пожалуй, самый сложный вид мандал, и когда они у меня начнут получаться такими же идеальными, как те, которые я делаю с открытыми глазами, можно будет смело сказать, что этот тип мандал освоен. Тогда я перейду к освоению следующему.

- А сколько их всего, таких видов мандал?

Ой, много… Ну я могу сказать, что я сейчас плету около 25 видов, а так, если повспоминать, то, наверное, я до 40 видов знаю… Так что, у меня впереди ещё лет на десять работы, если я не начну справляться быстрее…

- Анна, это больше интуитивный процесс или существуют определённые правила плетения таких мандал?

Это сочетание того и другого, там есть и правила, их довольно много, например: если существует в предложении временной переход, меняется ширина полосы на столько-то… Но есть и интуитивные процессы. Но бывают и другие случаи, меня в группе однажды спрашивали: «Бывает ли так, что начинаешь плести мандалу «Летняя жара», а в результате получается «Весенняя прохлада»? Ну столь противоположных по смыслу изменений, как правило, не случается, но часто мандала сама говорит, какой она хочет получиться, и тут уж с ней не поспоришь…
- Вы говорили, что сейчас живёте тем, что Вы называется второй Вашей жизнью, которая пришла вместе с любовью, с любимым человеком. Как давно эта Анна проявилась?

Она была всегда. Просто она считала, что главное – закончить школу с пятёрками, поступить в институт, пойти куда-то работать. И как-то она поняла, что в городе, собственно говоря, ей жить не очень здорово. Она начала мечтать жить на природе. Мечты мечтами, но, когда эта мечта стала более-менее обрисовываться, я просто решила переехать куда-то подальше от города, именно ближе к природе, и начать новую жизнь оттуда. Но пока не встречаешь свою любовь, мне кажется, не чувствуешь себя полным человеком, а когда это случается, тогда уже решение зависит не от одного, а от двоих. Вторая Анна, наверное, всегда была, а то, что проявлялось до неё…

- Было не истинным Вашим Я?

Конечно. И я уверена, что новых Анн, или новых Марин ещё будет много. И в этом и смысл, и удовольствие большое! Знаете, чего бы мне ещё хотелось? По воскресеньям я занимаюсь рукоделием с девочками - Златой и Любой Левшиновыми. Я очень люблю приходить к ним в дом. Мне просто радостно, что растут такие девочки, что есть такие разумные мамы и разумные папы, и такие чистые, искренние отношения, на которые можно равняться. У меня пока детей нет, но я хочу детей, хочу, чтобы детей было много, и хочу, чтобы что-то похожее на эти отношения, было в моей семье. Я занимаюсь и с другими детьми, и мне очень нравится, что эти девочки всё гораздо быстрее схватывают и намного больше понимают, чем их сверстницы. И знаете, ещё такой момент интересен: мы занимаемся рукоделием, и вещи, которые они делают, абсолютно не уступают тем, которые у меня на занятиях делают взрослые тётеньки.

- Это понятно, Но, наверное, это здорово, когда Вы видите, как меняются люди во время и после занятий, а иногда, наверное, они приходят ещё раз и ещё… Это, наверное, счастье. Счастье, видеть, как исполняются мечты и помогать им воплощаться…


Это – да! И я поняла ещё одно: ничему других нельзя научить только с помощью книг, с помощью умных слов. Только если другому понравится сам человек, живущий этими принципами, тогда он готов рискнуть и постараться сделать шаг к самому себе. Люди разные приходят. Бывают и такие, которые поначалу настороженны примеряя на себя к своему взгляду на мир то, что я рассказываю.. В этот момент очень важно показать, что здесь не важны догмы, их просто нет, никаких запретов, и можно принадлежать к любой религии, к любому вероисповеданию, и можно иметь свои слова для выражения каких-то принципов или понятий, но душа каждого человека говорит на всех языках и понимает любые мировоззрения. К Истине ведёт много путей, это как по миллиону лучиков – к одному Солнцу!
Вообще я хочу отметить, что обережное рукоделие – это только один из способов познания мира. Когда ты чем-то занят, весь мир тебе открыт, весь мир у тебя в руках, весь мир у тебя на ладони.

-Наверное, в этот миг мы становимся с этим миром едиными, мы становимся цельными, мы откликаемся на его зов, а мир стремится навстречу нашим желаниям.



Причём, неважно, плетёшь ли ты мандалу или плюшки печёшь, или шьёшь…

- Можно же и есть во Вселенной… Или чай пить. Это, видимо, то, как мы должны жить, хотя я слово «должны» стараюсь не употреблять.

Это, наверное, то, как мы себя ощущаем: гражданином комнаты или гражданином Вселенной, и мы способны влиять на события в той области, гражданином которой мы себя ощущаем.

Во всяком случае, это очень достойная цель. Если не единственная…
Беседовала Ларина Корякина, журналист, Москва

Комментарии

Комментариев нет.

Написать комментарий